понедельник, 24 июля 2017 г.

Забытые классики weird fiction. Уильям Уаймарк Джекобс


Уильям Уаймарк Джекобс (1863 – 1943) – писатель парадоксальной и странной судьбы. Настоящий англичанин, в книгах которого очевидны все лучшие свойства английской литературы, он приобрел известность в Америке – и даже в Европе рассматривался скорее как соратник Марка Твена, Стивена Ликока и других заокеанских авторов. Писатель, связанный с морем – но в самом известном его рассказе морская тема оказывается почти маргинальной. Юморист – и все же в его наследии гораздо большее значение приобрели зловещие рассказы, которые смешными назвать язык не повернется.
Из этих парадоксов сплетена и судьба Джекобса в России. Его очень много переводили на рубеже XIX-XX веков, считая «милым», «забавным» юмористом на манер Джерома К. Джерома. В 1920-х годах моряки Джекобса выглядели вполне уместно на фоне «мещан» Зощенко – социальная критика проявлялась в мягких формах, а из веселых рассказов английского писателя вполне можно было составлять сборники для народного чтения и развлечения (это пригодилось и позднее, во время второй мировой войны). Потом – десятилетия забвения, прерываемые редкими публикациями приключенческих историй; переводы А.Н. Стругацкого надолго стали образцовыми. А потом – многократное воспроизведение одного и  того же рассказа...Впрочем, начнем с краткой биографии писателя. Он родился в Уоппинге, где отец Джекобса служил управляющим на верфи. Точно неизвестно, где именно появился на свет будущий сочинитель, но на многих картинах этот «морской» район Лондона запечатлен довольно точно. Джекобс получил образование в лондонской частной школе, а потом в колледже Беркбэк, ныне ставшем частью Университета Лондона. В 1879 году он поступил на службу, став клерком в почтовом банке, в 1885 году он напечатал первый рассказ; путь к успеху был долгим: рассказы охотно печатали журналы, но платили за них немного, а времени на сочинение романов не было. Однако в конце 1890-х напряженная работа дала результат. Арнольд Беннетт уже в 1898 году был потрясен, когда Джекобс отказался от гонорара в 500 фунтов за шесть рассказов. Уже через год, в 1899, он смог оставить службу и посвятить себя литературе.В 1896 году вышла книга, которая сделала имя писателя по-настоящему известным – сборник «Many Cargoes».

суббота, 1 июля 2017 г.

Бэзил Коппер. Великий Белый Космос

«Творение одного из величайших традиционалистов английской литературы»
         Колин Уилсон
"Лучший жанровый автор после Г.Ф. Лавкрафта"
"L-A Herald Examiner"


В 2010 году Бэзил Коппер удостоен почетной премии за достижения в жанре ужасов, сейчас наиболее известные его книги – двухтомное собрание рассказов, а также серия о Соларе Понсе.
Но Коппер создал несколько замечательных романов, таких как
"Некрополь" (1980), "Дом Волка" (1983) и «В безмолвии» (1983). Его первый роман, «Великий Белый Космос» (1974), считается одним из лучших в поджанре лавкрафтианских ужасов. Сейчас на английском доступно только переиздание в мягкой обложке, а издания 1974 и 1976 годов считаются коллекционными.
Что  такое «лавкрафтианский ужас»? Это может означать множество различных вещей, но в данном случае речь идет о научной экспедиции в огромную пещеру, в которой расположен затерянный подземный город … скрывающий ужасную тайну.
Книга может считаться продолжением «Хребтов безумия», хотя содержит и отсылки к другим текстам Лавкрафта. Но Коппер  создает трибьют и другому классику «Weird Tales».
Фредерик Плоурайт, известный фотограф, получил приглашение от профессора Кларка Эштона Скарсдейла, который собирает исследовательскую группу для поисков «Великого Белого Космоса», описанного в древних тайных текстах – эта дверь ведет на край Вселенной. Плоурайт, Скарсдейл и их спутники устраивают Великую северную экспедицию, пересекая ужасающие и пустынные места на пути к Черным Горам, где сначала поднимаются на сотни футов, а потом спускаются к затерянному городу, на много миль ниже поверхности земли. Но тревожные открытия, которые они делают – только предвещают истинный ужас. Ибо врата Великого Белого Космоса открываются в обе стороны, и что-то невыразимо злобное вырвалось наружу… Ужасающая мерзость, которая не позволит исследователям вернуться на поверхность…
Да-да, профессор Кларк Эштон Скарсдейл, вы не ошиблись… Хотя герой сильно напоминает другого профессора, созданного Артуром Конан Дойлем…
Вот еще несколько суждений о романе:
«Жанровый шедевр»
         Август Дерлет
«Коппер - главный поставщик кошмаров в Британии»
         Питер Хейнинг
«На уровне М.Р. Джеймса и Элджернона Блэквуда»
         Майкл и Молли Хардвик


Сам роман невелик по объему, и мы дополнили его рассказами Коппера, в том числе связанными с лавкрафтовской мифологией. Общий объем книги – 352 с. Книга выйдет в свет в сентябре.

четверг, 29 июня 2017 г.

Роберт Блох, Андре Нортон. Наследие Джекила


Блох Р., Нортон А. Наследие Джекила: Роман / Пер. А. Голиковой. — Литера-Т, 2017. — 340 с. (Замок Франкенштейна).
Впервые на русском - удивительное продолжение шедевра Р.Л. Стивенсона. Удивительное – потому что работали над ним мэтры фэнтези и хоррора, Андре Нортон и Роберт Блох. А еще потому, что оба автора смогли сохранить свой, неповторимый почерк, совершив практически невозможное. Роман вызывает противоречивые отклики критики, но до сих пор считается уникальным опытом переосмысления классики ужаса.

среда, 7 июня 2017 г.

Р. Четвинд-Хейс. Клуб монстров


Впервые на русском - книга одного из крупнейших мастеров хоррора ХХ века!
И впервые воспроизводится одна из лучших, по-моему, обложек к жанровым книгам...
В книгу, помимо одноименного сборника, включены также ранние рассказы писателя

суббота, 29 апреля 2017 г.

М. Ф. Шил. Печальная участь Саула

Один из лучших рассказов М.Ф. Шила.
Один из самых сложных и удивительных...
И один из самых страшных...
История о печальной участи Саула была опубликована в 1912 году. В 1933 Джон Госворт включил ее в антологию Full Score, которая вот-вот выйдет по-русски. Перевод, предлагаемый Вашему вниманию, осуществлен силами 4-х переводчиков под общим псевдонимом "Сергей Бархатов" (как обычно, в книгу войдет отредактированный вариант). Вскорости появится и другой перевод этого рассказа, тогда можно будет сравнить результаты - все же перед нами очень сложный текст, от работы с которым отказались сразу несколько переводчиков. Все примечания принадлежат автору; переводчики сознательно отказались от любых дополнений и пояснений. История говорит сама за себя - и этого достаточно.

Печальная участь Саула

(Нижеследующий текст — документ, найденный в фондах Библиотеки Каулинг; он написан неверной рукой на пятнадцати обрывках материала, весьма напоминающего папирус, но папирусом не являющимся, и на двух квадратах пергамента, который профессор Станнистрит назвал кожей «рыбы-хобота»; семнадцать листов скреплены в верхней части какой-то смолой или дегтем. Примечание в конце написано другой рукой и другими чернилами, помечено «Э. Г.» и гласит, что документ извлекли из португала (большой бочонок) на испанском галеасе «Капитана между Бермудами и островом Св. Фомы; вдобавок нам известно, что в этой точке морское дно образует впадину глубиной в четыре тысячи фатомов — как вы заметите, это удивительным образом подтверждает сведения, сообщенные в документе. Повествователь, некий Саул, родился за шестнадцать или двадцать лет до восшествия на престол королевы Елизаветы и написал свой отчет около 1601 года, в возрасте примерно шестидесяти лет. Его рассказ удивительным образом соотносится с нашими современными познаниями - конечно, моряки в те давние времена не могли ничего знать о подводных лодках. Я заменил некоторые архаические обороты и слова, добавив несколько слов в тех местах, где рукопись была повреждена).

вторник, 28 марта 2017 г.

Фрэнк Белнап Лонг. Мешки опасны


Совсем другой, непривычный Ф.Б. Лонг.
Лонг времен журнала Unknown.
Смешной и циничный, мрачный и ироничный писатель.
Творец чудовищ и призраков, создатель нелепых и удивительных историй
Один из лучших авторов одного из лучших палп-журналов.
Каждый раз, перечитывая этот журнал, я жалею о том, что мы не прочитаем все его выпуски в полном объеме и в достойном переводе. Но кое-что сделать все-таки можно. И в ближайших томах собрания Лонга появятся мои любимые рассказы - и "Дом великого вихря", и "Пискун", и "Войди в мой сад"... Мистер Кэкстон нарисует марсианскую птицу, а Джонни сделает "илс-илс" Пушистику. Все еще будет...
Но открывая книгу, помните - "Мешки опасны"...

понедельник, 6 марта 2017 г.

Фрэнк Белнап Лонг. Тёмные твари

Рассказы Ф.Б. Лонга, относящиеся к жанру "хоррор", обычно печатались в журнале Weird Tales. Но одна из лучших историй Лонга появилась в малоизвестном журнале Marvel Stories в 1934 году. С тех пор "Тёмные твари" много раз перепечатывались, рассказ входил в престижные антологии - и не утратил своего сумрачного блеска. Предлагаем его Вашему вниманию в переводе Екатерины Абросимовой. В очередном томе собрания сочинений Лонга рассказ будет напечатан вместе с другими каноническими текстами 1930-х годов. 
Приятного чтения!

вторник, 14 февраля 2017 г.

Артур Мэйчен. Зеленый круг. Эпилог

Эпилог

 Доктор Уильям Браун, который, насколько известно, преподает психологию в Оксфордском университете, стал свидетелем некоторых необычных явлений однажды вечером в национальной лаборатории психологических исследований. Это случилось весной нынешнего, 1932 года; и поводом стало испытание «сил» молодого австрийца, Руди Шнайдера. На доктора Брауна все увиденное произвело огромное впечатление. Если я правильно помню, он говорил, что видел вещи, которые нельзя объяснить с точки зрения психологии. Я забыл, в чем именно проявлялся этот феномен, но был нарушен даже закон всемирного тяготения. Твердые предметы летали и плавали в воздухе, но не падали; никаких трюков, никаких скрытых аппаратов обнаружить не удалось — все тщательно проверили опытные наблюдатели, одним из которых был доктор Браун. Доктор Браун написал по этому поводу два письма в «Таймс»; и второе письмо не так содержательно, как первое, поскольку содержит упоминания о нашем невежестве, об ограниченности нашего опыта и нашего знания. «Я не могу», — писал доктор Браун во втором письме, — «оспаривать подлинность явлений, которые видел. С другой стороны, обширные пробелы в моих познаниях, касающихся большого количества явлений, мешают мне однозначно оценить увиденное, несмотря на очевидную значимость этих фактов». Насколько я понимаю, это значит, что научная мысль не желает принять ни изолированные сверхъестественные явления, не основанные ни на каких теориях, ни разумные объяснения этих явлений, ни концепции, в которые можно вписать такие явления. Человек науки видит явление, которое он считает нарушением законов природы, а эти законы ему известны. Он не может отрицать и не может объяснить увиденное; и все же он не может безоговорочно принять это, потому что в его знаниях появились пробелы. Кусок свинца, положим, в десять фунтов, мягко поднялся к потолку, завис там и медленно опустился снова. Наш ученый свидетель все это видел, но он не сможет принять данный опыт в качестве несомненного факта, потому что никто не может предоставить ему понятных и обоснованных теорий, объясняющих, почему куски свинца, при определенных условиях, могут двигаться именно так.

понедельник, 13 февраля 2017 г.

Много лет назад в далекой Галактике...

.

.. вышли в свет книги серии "Каллисто". Первые три романа печатались в России многократно. Теперь цикл впервые выходит в полном объеме. Встречайте второй том хроник Каллисто!!!

четверг, 2 февраля 2017 г.

Фрэнк Белнап Лонг. Глаз над каминной полкой


Фрэнк Белнап Лонг начал публиковаться в любительских журналах с 1920 года. В мартовском выпуске журнала United Amateur рядом с рассказом Лавкрафта Ex Oblivione можно обнаружить и короткое сочинение Лонга, которое я и предлагаю Вашему вниманию в переводе Екатерины Абросимовой. Рассказ позднее вошел в выпуск журнала "Склеп Ктулху", посвященный Лонгу. В собрание сочинений писателя его (пока?) не включили, а прочитать - можно...

Глаз над каминной полкой


Я не могу вспомнить точно, где мы встретились и по какому поводу. Возможно, это произошло случайно, а, возможно, мы просто не осмеливались обсуждать цель, которая свела нас вместе. Мы выпили много чрезвычайно редкого и дорогого вина и утратили чувство меры. Мы открыто богохульствовали и излагали пророчества и предупреждения, которые могли изрекать только боги. Также мы бросали вызов малым богам и высмеивали их ничтожество – недобрый знак, что и говорить.