пятница, 25 мая 2018 г.

Забытые классики weird fiction. Джон Кендрик Бэнгс


Американский редактор, драматург, поэт и прозаик Джон Кендрик Бэнгс родился в 1862 году в весьма почтенном семействе. Родоначальником этой фамилии стал Эдвард Бэнгс, в конце июля 1623 года приплывший в Плимут на корабле «Энн» - в возрасте тридцати одного года он стал одним из Отцов-основателей; память Эдварда Бэнгса до сих пор чтут в Плимуте; он умер в возрасте 86 лет, прожив весьма насыщенную жизнь и оставив десятерых детей от двух жен. Его сын, Джонатан Бэнгс, избрал военную карьеру, и семейную традицию продолжили дети и внуки. Впрочем, среди потомков Эдварда Бэнгса были юморист Джозеф С. Линкольн и автор приключенческих рассказов Томас Бэнгс Торп.
Однако обратимся к жизни нашего героя, подробно описанной в книге Ф. Х. Бэнгса «Джон Кендрик Бэнгс, юморист девяностых годов». Отец писателя, Фрэнсис Неемия Бэнгс, был уже коренным нью-йоркцем и довольно известным адвокатом, создателем фирмы «Бэнгс и Стетсон»; он поддерживал республиканцем, но решительно отказывался заняться политикой. В 1855 году он женился на Фрэнсис Амелии Булл; Дж. К. Бэнгс стал четвертым ребенком в этой семье. Родился Джон в Йонкерсе, в 1866 семейство вернулось в Нью-Йорк.

воскресенье, 20 мая 2018 г.

Ф.Б. Лонг. Возвращение

В новом томе собрания сочинений Ф.Б. Лонга есть один мой сравнительно старый перевод.
Можно почитать...

ВОЗВРАЩЕНИЕ


Кора Торнтон пригладила свои пепельно-белые волосы и медленно обошла большую, уютную комнату, поправляя пепельницы, в сотый раз убеждаясь, что человек, которого она ждала, не найдет ни единого изъяна в комнате – и в ней самой.
Она с удовольствием осознала, что острота ума осталась при ней. Человек вроде Тома никак не мог удовлетвориться чем-то меньшим, чем идеал. Было важно, чтобы красота и спокойствие комнаты напомнили ему, как ее заботит его счастье.
Кора была уверена: если она встретит его у двери, спокойная и уравновешенная, окутанная золотистым сиянием – пламя былой любви не понадобится разжигать. Он сразу поддастся очарованию ее красоты.
Он ценил холодность, но только как недолгую отговорку, исчезающую тогда, когда стираются все ограничения. Она сядет на подлокотник его кресла, рассмеется и притворится, что возится с его трубкой и шлепанцами. Она соблазнит его своей красотой, ее волосы скользнут по его щеке, а она будет нашептывать игривые пустяки.
Она поймет, когда можно будет торжествовать победу. В тот самый момент, когда ее власть не смогут разрушить никакие ее слова или дела, он жадно обнимет ее и поцелует, и ей никогда больше не придется с кем-то его делить.
Никогда и ни с кем.

четверг, 17 мая 2018 г.

Фрэнк Белнап Лонг. Возвращение на Марс


Лонг Ф.Б.
Возвращение на Марс: Рассказы, повесть / Пер. с англ. Литера-Т, 2018. — 336 с., илл. (Литера-Т. Коллекция).
В очередной том собрания сочинений классика weird fiction вошли рассказы 1940-1950-х годов, не входившие в авторские сборники, а также повесть «Так плыли мы в кромешной тьме».

Источники

 Знакомьтесь: Фрэнк Белнап Лонг Meet the Author // Startling Stories, Summer 1945.
Возвращение на Марс — The Martian Homecoming // Future Combined with Science Fiction Stories, March 1951. Illustration by Milton Luros.
Музей — Museum // Fantastic Story Quarterly, Winter 1951. Illustration by Vincent Napoli.
Тайные силы — The Dark Command // Startling Stories, Winter 1945. Illustration by M. Marchioni.
Преследование — Manhunt // Thrilling Wonder Stories, Spring 1954 . Illustration by Emsh.
Белый барьер — The White Barrier // Thrilling Wonder Stories, April 1939. Illustration by H.H. Wesso.
За пределами вихряBeyond the Vortex  // Thrilling Wonder Stories, Fall 1944. Artwork by uncredited author.
Коллекционный экземпляр Collector's Item // Astounding Science Fiction, October 1947. Illustrated by William Timmins.
Перекресток судьбы Two Way Destiny // Fantastic Universe, October 1954.
Сын своего отцаSon of His Father // Startling Stories, June 1943. Artwork by uncredited author.
Миниатюрная угрозаThe Miniature Menace //  Future Combined with Science Fiction Stories, May/June 1950. Artwork by uncredited author.
Браун — Brown // Astounding Science-Fiction, July 1941. Illustration by Frank Kramer.
Возвращение Rebirth // Fantastic Universe, July 1955.
Малыш с трубой Young Man With Trumpet // Fantastic Universe, February 1956.
Так плыли мы в кромешной тьмеAnd We Sailed the Mighty Dark // Startling Stories, March 1948. Illustration by Virgil Finlay.

вторник, 8 мая 2018 г.

Фрэнк Белнап Лонг. Лавкрафт и По


Нижеследующий текст стал своеобразным эпилогом к мемуарной книге Ф.Б.Лонга "Говард Филлипс Лавкрафт: мечтатель во тьме", изданной "Аркхэм-хаус" в 1975 году

ЛАВКРАФТ И ПО

По, вероятно, повлиял на Лавкрафта больше, чем любой другой автор – влияние было очевидным и прямым. Лавкрафт так сильно восхищался балтиморским мечтателем, что один ясный, теплый октябрьский день более полувека назад мы с Говардом отправились (в сопровождении Джеймса Ф. Мортона) в путешествие к Фордхэмской святыне.
Дом По оставался неизменным очень долго – он видел куда больше осенних дней, гораздо больше, чем По увековечил в стихах: поэт видел, как опадают листья, всего сорок раз в жизни. Вероятно, тридцать пять - более точное число, потому что несколько лет «слишком безумных для песен» прошли далеко на Юге.
Нас сопровождал также молодой студент колледжа, кажется, он был ещё моложе меня. Его имя позабыл – это можно понять, потому что мы встречались лишь однажды, но совершенно непростительно ввиду того, что студент вооружился камерой «брауни» и был настолько любезен, что через неделю отправил мне по почте фотографию, которую я берегу до сих пор. Кто-то должен был сделать снимок, а на нем нет даже тени этого человека – конечно, это означает, что только Мортон и автор этих строк будут наслаждаться бессмертием, которое суждено всякому, запечатленному рядом с ГФЛ перед замечательным домом. И бессмертие продлится до тех пор, пока По и Лавкрафт будут упоминаться в одном ряду.
Эта фотография оказалась пророческой, но еще удивительнее были слова, которые Мортон произнес спустя несколько минут после того, как сделали снимок, и раньше, чем мы вошли в дом.
Стоя на лужайке в ярких лучах октябрьского солнца, в нескольких футах от дома, Говард бормотал: «Прошлое, прошлое! Все здесь выглядит так, словно годы уносятся прочь. Никогда не будет другого По». Тогда он достал из кармана пиджака рукопись одного из своих сравнительно ранних рассказов, Гипнос, и посвятил рассказ По, позволив ветру смешать страницы, думаю, что сознательно. Он как будто надеялся, что порыв ветра вырвет страницы у него из рук и унесёт в дом, к вырезанному из дерева ворону, сидящему за одним из маленьких застекленных окон.
И слова Мортона были очень уместны: «Вряд ли можно оправдать такое чрезвычайное поклонение – особенно когда речь идет об авторе, которого когда-нибудь признают наследником По».
Почему я не смог сказать что-нибудь подобное? Ведь никто, возможно, больше меня не восхищался тем рассказом, который Говард держал в руке. К несчастью, мои критические суждения в те время еще оставались незрелыми – и я никак не мог предположить, что Мортон говорит всерьез.
В конце концов, Эдгар По – это Эдгар По.

понедельник, 26 марта 2018 г.

Артур Мэйчен. Лондонское приключение

"Лондонское приключение" - третья часть автобиографии замечательного писателя; первые две уже изданы на русском. Сейчас мы публикуем первую главу из "Лондонского приключения" - новый том собрание сочинений Мэйчена, включающий и это произведение, выходит в апреле.



В северо-западной части Лондона находится одна таверна, настолько удаленная от торных путей и настолько надежно скрытая, что немногие подозревают о её существовании. Во-первых, её отделяет от дороги пространство, некогда известное под названием «Лес», а во-вторых, улочка, проходящая рядом, выглядит так, что сложно предположить, будто здесь находится какое-то заведение. Видны скромные оштукатуренные дома из серых кирпичей, построенные для тихих и незаметных людей в конце тридцатых и начале сороковых; в палисадниках растут самые разные деревца, высаженные задолго до того, как кто-то принял решение, что единственное подходящее для Лондона дерево — платан. Кое-где в этих садиках сохранились старые шишковатые терновые кусты, уцелевшие, полагаю, с тех пор, когда «Лес» был настоящим лесом или пустошью. На улице нет никаких лавок, прохожие встречаются редко, и здесь царит тишина и покой. Но вдали от больших дорог, как я уже сказал, на одном из скромных домиков виднеется вывеска; это и есть таверна. Заведение редко пустует. Садовники степенно выпивают в одной части помещения и с подобающей солидностью играют в домино и дартс; в другой части располагаются тихие книжники, скульпторы, поэты и литераторы.

среда, 21 марта 2018 г.

Джон Кендрик Бэнгс. Мои знакомые призраки

Джон Кендрик Бэнгс - один из лучших юмористов рубежа XIX-XX веков. Но есть в его наследии и истории о сверхъестественном - не всегда несерьезные... Биографическая статья о писателе в разделе "Забытые классики weird fiction" будет скоро. А сегодня - один из самых известных рассказов Бэнгса в переводе Сергея Тимофеева.


МОИ ЗНАКОМЫЕ ПРИЗРАКИ
Немного воспоминаний

Если бы мы могли только привыкнуть к мысли о том, что призраки — совершенно безобидные существа, которые бессильны повлиять на наше благополучие, если мы только не помогаем им, поддаваясь нашим страхам, мы бы должны были, как мне кажется, наслаждаться сверхъестественным чрезвычайно. Если я не ошибаюсь, одна дама как-то раз спросила Кольриджа, верит ли он в призраков, и он ответил: «Нет, мадам, я видел их слишком много». То же самое я могу сказать о себе. Я видел столько пришельцев из потустороннего мира, что они практически перестали воздействовать на меня, поскольку я перестал ощущать при их появлении благоговейный ужас. С другой стороны, они меня очень интересуют; и хотя должен признать, что все-таки испытываю некие чисто физические ощущения, имеющие своей причиной подобные появления, могу заверить, что способен не поддаться желанию убежать, и, оставаясь на том месте, где оно меня застало, я получил много полезной информации об этих выходцах. Утверждаю, что если нечто, с мигающими зелеными глазами и липкими руками, с длинными плетями морских водорослей вместо волос, поднимется посреди комнаты прямо передо мной, в два часа ночи, причем в доме не будет никого, кроме меня, а снаружи в это время будет бушевать страшная буря, — я без колебаний приглашу его присесть, выкурить сигару и изложить причину своего появления; или же, в том случае если это будет призрак женщины, предложу ему распить со мной бутылочку сарсапарильи, — хотя физическое ощущение страха, от коего не свободно мое бренное тело, все же будет присутствовать. У меня уже есть опыт подобного рода, который, если бы я только смог убедить вас в этом, заставил бы вас мне поверить. Однако, зная по себе слабость и подозрительность человеческой натуры, я не надеюсь убедить вас в том, — хотя это и является чистой правдой, — что однажды, весной 1895 года, в моей библиотеке, мне явился призрак, который физически напугал меня, зато понравился духовно, поскольку я оказался достаточно умен, чтобы подавить свое физическое отвращение к нему, когда он внезапно, без каких-либо видимых причин, материализовался в моем кресле.

воскресенье, 14 января 2018 г.

Лин Картер. Звездный пират

...последний сериал Лина Картера. Его публикация началась в середине 1980-х в журнале Astro-Adventures. Заключительная повесть цикла - "За пределами знакомых миров" - осталась незавершенной: в 1988 году Лин Картер умер. Этот странный цикл рассказов - трибьют научной фантастике 1930-х годов, палп-фикшн из дешевых журналов, историям о супергероях и невероятных злодеях, о гибели планет и звездных приключениях. Впервые в мире весь цикл выйдет под одной обложкой - вместе с произведениями из других сериалов Картера - в очередном томе собрания сочинений писателя, которое издается в качестве приложения к серии "Книга Чудес". А сейчас - один из рассказов сериала - в переводе Екатерины Абросимовой.

Призраки Ганимеда
Звездный Пират сражается с призрачным убийцей!

Глава первая
Таинственный спутник

Шахтеры на метеорах живут тяжелой, скучной жизнью. В своих маленьких грузовых буксирах они остаются на внешних орбитах в атмосфере гигантских планет, Юпитера или Сатурна, ожидая, когда чрезвычайно мощные гравитационные поля этих огромных миров притянут к себе бесчисленные рои метеоров, которые бесконечно блуждают в вакууме.
Когда это происходит, шахтеры буквально прилипают к своим "скопам". Метеоры, в основном состоящие из льда, или замороженного метана, или камня, ведут себя иначе, чем метеоры с ядрами из тяжелых металлов, которые представляют ценность для шахтеров. И когда шахтеры замечают метеоры, которые проникают в верхний слой атмосферы одного из гигантских миров с характерной вибрацией – становится ясно, что они получили приз.
Затем начинается длинная, опасная, часто бесполезная борьба, чтобы сомкнуть соединительные лучи на металлических метеорах, пока упрямые маленькие буксиры сражаются с неизмеримой силой гравитационного поля гигантской планеты. Не один маленький буксир проиграл эту борьбу и упал в огненную пасть…